October 24th, 2008

Луна вечером
  • 33abc

МЫЛЬ

Мыльница полна воды и
слёз (мыло щипит глаз),
мыть и чистить раны и
отгонять склероз от нас.
  • 3xyc

(no subject)

Дремлет скат у острова Борнео.
Спит щегол на дубе у реки.
В полость гидравлического нерва
Соки под давленьем потекли.
Спи и ты, малыш мой медноокий.
Крепче в одеяло завернись.
Пусть приснится поезд крутобокий
С парусами, загнутыми ввысь.
Щёлкнул вентиль, втулка повернулась.
Поршень где-то в центре застучал.
Жилка хитроумная надулась.
Показатель плотности упал.
И в образовавшихся кавернах,
Распугав мирьяды хромосом,
Деревом могучим, многомерным
Вдруг расцвёл глубокий сладкий сон.
  • rw_700

(no subject)

боишься... да не бойся. очень просто.
ну просто есть банальный перекресток.
и правила проезда для машин.
но ты сказал что это просто остров
и там растут какие-то минуты
которые уверенно как будто
текут лишь только для одних мужчин.

H***

Нежной ноябрьской ночью.
небрежное небо навстречу...
наедине непорочно
назначишь невестной навечно

Не нравственна нота немая.
нырять напрягая ноги...
неловко... насколько незнаю,
но неудобно немного

Не надо нарядной награды.
незрим наш напиток надежды.
невольности нервной надо
наверное небо - невежда...

Нечетное названо нормой.
неистовость неизменна,
неискренность непристойна,
но наслажденье нетленно

quiet

Табор ушёл...

Райдо - путь до рая
Предвещает руна,
И Таро ей вторят,
Обещая путь.

Под рукою смуглой
Напевают струны,
И волнуют сердце,
И летать зовут.

Райдо! Путь до рая!
Месят пыль колёса
И босые ноги
Молодых цыган.

Нам уже не больно.
Нас встречают звёзды,
Летние дороги,
Сочные луга...

1935-1945
alex_stone

(no subject)

абонемент на тебя и спортзал закончится в ноябре -
и я больше не буду бессмысленно отвлекаться
на твоё тело, улыбку - холодный воздух изгонит бред
всех этих дум - я больше не буду тобой обрекаться.
я буду жить в тишине, потихоченьку обвыкаться
с тем, что больше не нужно тебя охранять от бед.

в искусстве мгновенно влюбляться я стал мастак:
вспыхнуть от голоса, заискриться от пары шуток;
газовым облаком обвиться вокруг, но так
с тобою не выйдет - вывод предельно жуток:
ты непреступей, чем Форт Нокс или Рейхстаг -
что остаётся? лишь перетерпеть промежуток

в несколько месяцев: видеть морщинки у глаз,
когда ты смеёшься - чтобы всё-всё запомнить
каждую мелочь, движенье, обрывки фраз -
если и есть пустота, то её заполнить
можно тобою, конечно, на раз -

все марианские впадины, что у меня внутри,
все эти страшные черные дыры -
можно на два, а на цифре три -
выдыхом боли в воздухе ваккуум вырыв,
выкинуть всё это, став в ноябре your free.

Мы

Разные мы -
ранимые.

Мы лиричные.
И мы истеричные.
Мы циничные.
И всё равно истеричные.
Нас покупают наличными.
Нас лечат от вич, и мы
умираем. Не будем вечными.
Остановка конечная.

Мы слабые.
И мы беззащитные.
С непробиваемыми оболочками
и бронежилетами.
Лапы пришитые, с больными точками,
всё забываем, что
без кожи скелеты мы.
ar_le

300 слов о разном

Утомленные своей исключительностью
мы задумали стать, как все прочие люди
и нашли себе для этого удивительный способ

В этом городе?
Стать, как все прочие люди?

(с) Юлия Винер


300 слов о разном


удивительный способ закрыться в тебе на ключ затаиться пока не выкурят и оттуда посылать тебе импульсы слышишь хочу люблю и болею своим безумием как простудой музыкант за стеной повесился на струне и любимая женщина будды ушла в нирвану их непрошенный блюз просочился в тебя ко мне балансируя между пропастью и диваном ты пытаешься спеть и выпить чужой вискарь изгоняют меня монахи и экзорцисты приставляя большие пальцы к твоим вискам произносят молитву и после бормочут чисто
обратишься к знахаркам травки и корешки не помогут покинуть мне дорогое тело твое сердце стучит в объятьях моей руки мое сердце в тебе тогда ты решишься сделать операцию маска скальпель и все дела тебя вскроют и ты тихонечко спросишь как док эта дура еще сидит там не умерла док зашьет твою грудь не в силах решить загадок
музыкант за стеной добрался до праотцов и струна не звенит впиваясь бедняге в шею ты усердно сосредоточенно мнешь лицо и стремишься забыть что где-то в твоей душе я
льется дождь с потолка за беленький воротник и в раскрытые рты дешевых стеклянных рюмок ты пытаешься скрыться в ворохе пестрых книг ты становишься с каждой каплей старей угрюмей и ненужней ни мне ни сотне других девиц что вчера еще следом бегали табунами подавись повторяешь к черту все подавись создавая барьеры новые между нами

накурив и оставив в легких твоих туман все попытки меня изгнать посчитав за минус я как самый заядлый брошенный графоман напишу о любви какая уж тут взаимность рядом горы ненужных точек и запятых не пристроенных в этом тексте какая жалость и однажды проснувшись я поняла что ты перебрался в меня когда я из тебя сбежала
и любимая женщина будды поправит прядь у лица разрушая хрупкий мирок астрала и теперь ты готов торжественно потерять то что я много снов назад у тебя украла
пять слов признания в любви

За....ся

Надоело всё реально
Орагенитоанально
Так хочу взять пистолет
Расстрелять весь белый свет
Убивать всех, убивать
Надоело, вашу мать
Песенка в мозгах орёт
Из трёх самых мерзких нот
Даже если вам немного за тридцать
Есть надежда выйти замуж за фрица...

(c)creativefactory

(no subject)

Ежедневно, незаметно, пресмыкаясь невольно
Ты идешь коридором, заходишь на кухню.
И пускай тебе тяжко, и пускай тебе больно,
Всем насрать, отчего твоя голова вдруг опухла.
Ты не спала семь ночей для ровного счета.
Все, надеясь на то, что быть, может, отпустит.
И на третий тебя отпустила зевота,
Без звонка вдруг нагрянули приступы грусти,
Но ты как всегда, как ни в чем не бывало,
Все белеешь батистовым фартуком дней.
И ночей васильковых, ночей покрывало
Все сбиваешь бессоностью чашки своей.
Ты встаешь по звонку, без звонка ты не спишь,
День, превращая в мельтешенье листов.
Грубым лицам сама никогда не хамишь,
Но твердишь, обмирая, что обед не готов.
Только поздно совсем, после смачной уборки
По дороге к жилищу, не назовешь его домом,
Легонько посасывая апельсиновость корки
Ты чувствуешь сердце, вставшее колом.
И пытаясь избавиться, смочь уложиться
Бездумно, бессильно, от того что саднит
На салфетках совокупляя ресницы,
Ты малюешь свои официантовы дни.
 
и волосы стремительно стоят
  • guyyy

Смех и слёзы

Девочка с бантиком в кровь разбивает ладони,
Хлопая старому клоуну. Клоун доволен.
Клоун дурачится, клоун старательно гонит
Мысли о том, что он уж два года, как болен

Страстной любовью к Сосо, дрессировщику кошек.
Но дрессировщик о том никогда не узнает.
Девочка хлопает, кожу срывая с ладошек.
Клоун доволен, клоун припомнил, как в мае

Встретил Сосо в том, в чём мать родила после душа.
Эту картинку он видит нередко ночами.
Девочку с бантиком смех обвивает и душит.
Звуки хлопков на арену летят кирпичами.


Часто Сосо, наблюдая за клоуном, плачет.
Публика верит, что клоун ей только лишь снится.
Клоун смущается, автор кривляется, значит,
Девочку с бантиком снова отправят в больницу.

(с) Гаййй
Глаз
  • olgol86

Парашютная баллада

Небо способно подарить очень многое, многое способно и отнять. Маленькая история - история переживаний, история любви...

Она была девочкой просто земной,
А мальчик – он ангел небесный,
Но только парили они над землёй,
В минуты те, что были вместе.

Дорога знакомая на аэродром,
До боли родною уж стала.
Она понимала – лишь там живёт он,
И молча, его ожидала…

Обычный, как сотни, обычный подъём,
Уже объявили готовность,
Он взял парашют, и как птица смешон,
Летящий в небесную пропасть…

Она лишь смотрела – вон точка летит,
А сердцу так было спокойно.
Вот отделение, вот он парит…
Но вдруг появилась тревога…
Collapse )
Голубева Ольга
вне доступа

(no subject)


А в окне – ни луны, ни солнца,

Только тусклый свет фонарей.

И ты знаешь – она не вернется.

Она больше не будет твоей.

Как же все до банального просто:

Вы любили мартини и шелк.

И ты знаешь – она не вернется,

Она знает – твой поезд ушел.

До чего же постыло и плоско

Говорить ей любовную чушь,

Ведь ты знаешь – она не вернется.

В том краю заблудившихся душ

Светит самое яркое солнце

Миллиарды тропических лет.

И ты знаешь – она не вернется.

Ей не дали обратный билет.

 

 

Осень
  • omiliya

(no subject)

Я хотела быть счастливой,
Я пыталась,
Я стремилась...
Оказалось не по силам
Осчастливить тебя, милый.
Отрекаюсь...
Удаляюсь.
Вижу долей
Уготовано иное,
Повинуюсь.
Преклоняюсь
перед Богом -
не тобою...
Ты - не муж мне!
Уж не нужен
Посторонний
В моем доме, -
Я устала.
Я меняюсь....
Я забуду....
Отрекаюсь.


Светлана Коппел-Ковтун (С. Ко-Ко)


Осень
  • omiliya

(no subject)

Я искала тебя повсюду
И, теряясь наперекрестках,
Я ловила чужие взгляды
И улыбки на лицах жестких.

По ночам, когда сердце ныло
Я писала стихи, чтоб смолкло,
И молилась, хоть не умела,
что не выдержу я так долго.

Промелькнуло как-то в толпе лицо,
Да исчез туман, ветром разнесло....


С. Ко-Ко
Осень
  • omiliya

(no subject)

Позови меня - и я приду,
Только позови по-настоящему,
Чтобы я по голосу дрожащему
Ощутила жажды остроту.

Позови меня - и я приду,
Где б ты не был я тебя найду,
Кем бы не был: нищим иль царем,
Слабым в теле иль богатырем....

Позови! Хочу услышать зов,
чтобы знать, что ты любить готов....

С.Ко-Ко