на сцене

Коронавирус

Из дома выйду как-то утром, по росе,
Людей на улице не слышно и не видно,
Зато коронавирус прет во всей красе
Навстречу мне и скалится ехидно.
Мол, я тебя сейчас как заражу,
И ты умрешь, ведь я страшней, чем корь,
Ему в ответ неспешно так скажу:
- Послушай-ка, неведомая хворь,
Ты думаешь, чего я спозаранку
Проснулся, чтоб скорей из дома смыться?
Я пережил космическую пьянку,
И мне необходимо похмелиться.
А вирус ты иль насморк мутагенный,
Мне с бодуна категорически начхать,
Мой пульс, как ток в розетке, переменный,
И это дело нужно как-то размыкать.
Коронавирус взглянет сквозь меня
Разрезом глаз своих неимоверно узких -
Какая ж несусветная херня
Свои бактерии расходовать на русских.
И побредет понурый и смурной,
Кляня свою безрадостную долю,
Ошибшийся в расчетах и страной,
В чистую проигравший алкоголю.

на сцене

Розы бутон

Кто-то будет однажды влюблен
Вопреки своей глупой гордыне,
И, как срезанной розы бутон,
Опадающий в руки богини,
Будет чувством от скуки спасен.

Станет жизнь бесконечно легка,
И несносна как утром икота...
Эх, узнать бы наверняка,
Чья кого приласкает рука,
Да и кто этот призрачный кто-то?..

на сцене

Человек и чебурек

Осенью, а, может, летом,
То ли в среду, то ль в четверг,
Повстречались как-то где-то
Человек и чебурек.

Друг на друга посмотрели
Напряженно, к носу нос,
И, когда слова созрели,
Чебурек вдруг произнес :

- Коли съешь меня ты сразу
И не сдохнешь в чистом поле,
То не слезешь с унитазу
Часа три, а то и боле.

Не поверил человек,
Был он смелым, не из трусов -
Говорящий чебурек
Съел за несколько укусов.

Только быть героем мало,
Чтобы купленную снедь
В переходе, у вокзала
Слопать и не заболеть.

Не прошло и получаса,
Занедужил человек,
Не сползая с унитаза,
Клял он вещий чебурек.

Месть настигла изнутри,
Порождая звук свистящий,
Вывод: думай, а не жри,
Коль пирог твой говорящий.
на сцене

Пан Вован и Хлебник

Отложив в сторону ветхий требник,
Память собирая как осколки,
Расскажу, как в городе на Волге
Жили Пан Вован и Умный Хлебник

Первый был угрюмым, невысоким,
На лицо - с тотальным недосыпом,
Голосом с едва заметным хрипом
Был приятен далеко немногим.

А второй - высокий, деловитый,
Симпатичен статью и лицом,
Выглядит по жизни молодцом,
Всюду ходит в окруженьи свиты.

К нам его направила столица,
Чтобы жизнь наладить горожан,
Чтоб у депрессивных каторжан
Стали светлыми сердца и лица.

Год смотрели на его потуги
И, решив, что вроде не бездельник,
В день, что предваряет понедельник,
Выбрали его главой округи.

Пан Вован из мужичков был местных,
Хваткой деловой не обделен,
И, как водится с былых времен,
В меру добрый был и в меру - честный.

И, как в сказке про яйцо с иголкой,
Всех, кто знает тайну, устранив,
Важности для форсу напустив,
Стал он главным в городе на Волге.

Collapse )
на сцене

"Журналист и пресс-секретарь"

За гитару, дружище, берись,
Да по струнам покрепче ударь,
Расскажу я, как в битве сошлись
Журналист и пресс-секретарь.

Был предмет их баталий таков,
Что не мог их никак не свести -
Обличительных несколько слов
В забугорной одной соцсети.

Хоть сказал журналист все по делу,
Но, видать, кое-где перегнул,
И пресс-сека настолько задело,
Что он враз кой-кому намекнул,

Мол печатать такое негоже
В пять абзацев да с красной строки,
Мол, и я показать могу тоже
Журналисту его косяки.

Хмыкнул автор язвительных строчек,
Покумекал, пока кофе стынет,
И без всяких на то проволочек
Заявил: - Хорошо, вызов принят!

Затянуло незримою битвой
Их обоих от пяток до носа,
Журналист режет словом как бритвой,
А пресс-сек ставит палки в колеса.

Много лет то сражение длилось,
И еще не один пройдет год,
Сколько перьев в боях затупилось,
А позиций никто не сдает...

Но не быть без финала рассказу,
Как и басне не быть без морали,
По другому все вышло б, коль сразу,
Прям практически в самом начале

Написал журналисту пресс-сек:
- Гран-мерси вам за русский язык!
Не случилось бы битвы вовек,
И вот этот вот стих не возник.
Новая Русская Литература

САМОУБИЙСТВО ИЛИ УБИЙСТВО ЕСЕНИНА

Есенин фото.jpg

28 декабря 1925 года в гостинице «Англетер» в Ленинграде был найден мёртвым поэт Сергей Есенин. Было ли это самоубийство или убийство, до сих пор точно не известно. Архивное дело о гибели великого русского поэта по сей день недоступно, на нём по-прежнему стоит гриф «секретно».
8 декабря 2019 года писатель Захар Прилепин в петербургском Доме книги представил свою новую книгу "Есенин. Обещая встречу впереди" и ответил на вопросы читателей. Поскольку я написал несколько статей о гибели Есенина, то перед началом презентации провёл опрос среди пришедших, считают ли они, что Есенин был убит, или это было самоубийство.
Я, как криминолог-исследователь, придерживаюсь версии, что это было убийство. Однако не настаиваю, поскольку не был свидетелем случившейся трагедии. Это писатели могут сочинять что угодно, игнорируя любые факты. А для меня факты – упрямая вещь. Если есть хотя бы малейшее подозрение на убийство, случившееся надо расследовать как убийство.
Захар Прилепин отстаивает версию, что Есенин покончил с собой. Я задал вопрос Захару и попросил его обосновать отстаиваемую им версию.



Collapse )

“oh, boss-sun!”

жил был ёж;
ёж был неуязвим;
как его ни положь,
шаром иглы расставлены им.

тише вод, ниже трав
брёл ёж лесом, почти не дыша,
глаз совы избежав,
весь описан был исподтишка:

«Ёж!» — прохвостка лиса,
не имея в когтях совьих сил,
игл острых из-за
раскусила ежа, искусив;

приоткрыл душу чуть,
словно смерть не таилась окрест,
как клыки впились в грудь;
вмиг распяла ежа лисья лесть.

(вот и русский язык,
софьи власьевны вынесший гнёт,
мудрость зверя постиг:
хищник — хитрый: расправит, сожрёт…)
на сцене

Совсем не зимнее

Зима в декабре - вид печальный:
Грязь, слякоть, огромные лужи,
Туманы висят над Почаиной,
И дождиком с неба хуюжит.

И даже нарядные ели
В такой эпидерсис погодный
Глядятся на города теле
Почти как предмет инородный.

А хочется, чтобы как раньше -
Метель и сугробы по пояс,
Декабрь без всей этой фальши,
В которой раскис мегаполис...

Круговорот

Луны неяркая мишень
Висела за окном упрямо,
Цепляясь за прошедший день,
Как мальчик за одежды мамы.

И я вцепился вместе с ней
Не поднимая в завтра взоров!
Страшась, что не достанет дней,
Не хватит слов для разговоров.

Не будет теплых нежных рук,
Живых прощаний и приветов.
Исчезнет свет, умолкнет звук...
Всё! Всё закончится на этом.

Но, несмотря на страх и лень,
Бездумно, зыбко и небрежно,
Мир перебрался в новый день,
Толкая время неизбежно.

Природа вспенилась волной,
Рассветом срезав пуповину!
«Вчера» оставив за спиной,
Деля мой мир на половины.

Я, позабыв полночный бред,
Весь день был весел и приподнят!
Но к ночи, выпив лунный свет,
Вновь ухватился за «Сегодня»…