на сцене

... или сверху, сидя на трубе...

Облака как вату после взрыва
Разметал по небу ветер вольно,
Наяву как в космосе тоскливо,
А во сне невыносимо больно
Видеть жизнь свою, но как-то сбоку,
Или сверху, сидя на трубе,
Понимая, что ни толку нет, ни проку,
Как ты не меняй местами "А" и "Б"...

на сцене

Я видел...

Я отбыл из дома дорогой на север,
Я видел шмелей, опыляющих клевер,
Я видел коней, запряженных в повозке,
Я видел людей в одеждах неброских,
Я видел господ в фешенебельных тачках,
Я видел их слуг в кустах, на карачках,
Я видел разруху и видел новинки,
Я видел забытые в луже ботинки,
Я видел деревья, растущие криво,
Я видел, как дети глядят сиротливо,
Когда я вернулся дорогой с востока,
Я понял, что жизнь не совсем однобока,
А после, с дороги воды пригубя,
Жалел, что нигде не увидел тебя...

на сцене

Четвертое письмо к М.

Твой голос, родная...
Я стал забывать, как звучит он.
Мучился, вспоминая,
Память бурлила карбидом,
Слышался скрежет извилин,
На лбу от морщин было тесно,
Но как ни пыхтел, не осилил
Вспомнить, как это чудесно
Слышать, как речь твоя льется
Теплой мелодией лета,
Яркой симфонией солнца,
Звонкой игрою кларнета.
Видишь, как много сравнений
Для голоса твоего.
Хочется знать без сомнений,
Где истина ближе всего?..
папуся

(no subject)

Когда жить нет настроя,
закончились мысли,
сообрази,
      что нас трое;
ты только свистни!
гьедо

Ничтожные и оскорблённые не раз.

Средь хаоса , неразберихи, смут
Наверх выносит жалких персонажей.
От них разит изменой, серою и сажей.
Невежды серые кривляются и лгут.
Свет телевизоров манит из молоховой пасти.
Для странного народа большей нет напасти,
Покуда на коленях алчут власти
Потешный олигарх и олигарха шут.
  • upfes

чорт возьми я грёбаный гений

Посиди безумный не сворачивай себя в рулет
Ты видишь тут есть ощущение тумбы
А тумбы нет
Стоит ли думать о усталых плечах и плакать на рифму к пакле
Я нарисовал тебе два меча десять кубков башню и семерку пентаклей

Утри лицо рукавом воинского хаори
Ты думаешь что все в сговоре а просто все в разговоре
На тебя всем плевать и это ли к счастью не повод
Когда с моря идет волна и дрожит под ногами город

Ты глядишь на желтые листья пережившие эту зиму
Я больше не буду тобой мы оба станем другими
И был ли ты для меня зеркалом или ношей
Но я никогда всерьез и не хотел быть хорошим

Мысль задевает слова выпадающие изо рта
Краткость сестра таланта гениальна одна пустота
Но из песка морского древнего храма руины
Проступают как некая основа что мы больше не станем другими

***

смотри муравей тащит маленькую иглу
я воспою муравью негромко но внятно хвалу
слава тебе муравей и удачи тебе в делах
пусть предел твоей жизни многократно умножит Аллах
пусть ни птица ни жук жестокий ни равнодушный люд
не съедят тебя не укусят и дом твой не разобьют
пусть поймёшь ты такое в своей муравьиной жизни чтоб через немало лет
когда из сетей тебя выловят — сияющий ликом поэт —
ты, перечислив весь путь своих форм — звезды, острия меча
жизнь муравья меж другими особенно отмечал.


благословляю тебя муравей и прошу у тебя совета
дай мне совет муравей и вместе в простое лето
выйдем без слов.
папуся

(no subject)

Сирийский неурок.

Не ведомы, извилисты пути
туда, где одиночества,
                   забвения причал.

Куда ушли все те,
     кто буйствовал, кричал:
«Ату его!
     Асад должен уйти!»?