Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

на сцене

Подъём

Капельки пота по краешкам стёкол,
Подъём надоел, как осадой Мамай,
Тренер, орал, матерился и ёкал:
- Крути же педали, крути же давай!

А я понимаю, что это предел
И дальше сломается кто-то из двух:
Иль старый, натруженный гонками вел,
Иль тот, кто на нем, испустит свой дух.

Руки слились как в экстазе с рулем,
Ноги с педалями дружно гудят,
Будь же ты проклят, коварный подъем,
Стольких наверх не пустивший ребят.

Мы начинали лет двадцать назад
Эту карьерную, чертову гонку,
Кто-то стал сразу погоне не рад,
Кто-то прилег на казенную шконку.

Лишь единицы упрямых и тех,
Кто не пасует с набором высот,
Кто до сих пор еще верит в успех,
Прут строго вверх, не взирая на пот.

Смотрят друг другу в согнутую спину,
И я среди них, кто избрал велоспорт,
Только чтоб первым попасть на вершину,
Взглядом все чаще ищу телепорт...
на сцене

Пан Вован и Хлебник

Отложив в сторону ветхий требник,
Память собирая как осколки,
Расскажу, как в городе на Волге
Жили Пан Вован и Умный Хлебник

Первый был угрюмым, невысоким,
На лицо - с тотальным недосыпом,
Голосом с едва заметным хрипом
Был приятен далеко немногим.

А второй - высокий, деловитый,
Симпатичен статью и лицом,
Выглядит по жизни молодцом,
Всюду ходит в окруженьи свиты.

К нам его направила столица,
Чтобы жизнь наладить горожан,
Чтоб у депрессивных каторжан
Стали светлыми сердца и лица.

Год смотрели на его потуги
И, решив, что вроде не бездельник,
В день, что предваряет понедельник,
Выбрали его главой округи.

Пан Вован из мужичков был местных,
Хваткой деловой не обделен,
И, как водится с былых времен,
В меру добрый был и в меру - честный.

И, как в сказке про яйцо с иголкой,
Всех, кто знает тайну, устранив,
Важности для форсу напустив,
Стал он главным в городе на Волге.

Collapse )
на сцене

"Журналист и пресс-секретарь"

За гитару, дружище, берись,
Да по струнам покрепче ударь,
Расскажу я, как в битве сошлись
Журналист и пресс-секретарь.

Был предмет их баталий таков,
Что не мог их никак не свести -
Обличительных несколько слов
В забугорной одной соцсети.

Хоть сказал журналист все по делу,
Но, видать, кое-где перегнул,
И пресс-сека настолько задело,
Что он враз кой-кому намекнул,

Мол печатать такое негоже
В пять абзацев да с красной строки,
Мол, и я показать могу тоже
Журналисту его косяки.

Хмыкнул автор язвительных строчек,
Покумекал, пока кофе стынет,
И без всяких на то проволочек
Заявил: - Хорошо, вызов принят!

Затянуло незримою битвой
Их обоих от пяток до носа,
Журналист режет словом как бритвой,
А пресс-сек ставит палки в колеса.

Много лет то сражение длилось,
И еще не один пройдет год,
Сколько перьев в боях затупилось,
А позиций никто не сдает...

Но не быть без финала рассказу,
Как и басне не быть без морали,
По другому все вышло б, коль сразу,
Прям практически в самом начале

Написал журналисту пресс-сек:
- Гран-мерси вам за русский язык!
Не случилось бы битвы вовек,
И вот этот вот стих не возник.
Новая Русская Литература

ТРИУМФ ТРАГЕДИИ ИОСИФА БРОДСКОГО

Бродский навсегда

Сегодня исполнилось бы 76 лет Иосифу Александровичу Бродскому – выдающемуся русскому поэту, лауреату Нобелевской премии по литературе.
«Его личная трагедия стала его триумфом, не перестав быть трагедией», – заключил один близкий знакомый Иосифа Бродского.
«В настоящей трагедии гибнет не герой – гибнет хор», – сказал в Нобелевской речи Иосиф Бродский в 1987 году.
В 1991 году СССР погиб. Бродский умер спустя пять лет после гибели «хора».
В общественном устройстве СССР Бродский был антиобщественным типом. Он был человеком свободомыслия – свободным в несвободной стране. Бродский не желал приспосабливаться и быть винтиком в механизме советского государства. Он не хотел вписываться в обычную советскую среду, он вываливался из советского стандарта, он был чужим среди своих.
«Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека всегда можно», – говорил Бродский.
Год назад 24 мая 2015 года я был на открытии музея Иосифа Бродского «Полторы комнаты» в доме Мурузи. Для многих людей это было СОБЫТИЕ!



Collapse )
Новая Русская Литература

ТАЙНА ЖИЗНИ БРОДСКОГО

Бродский классик

В жизни Иосифа Бродского была тайна, которая определила всю его судьбу. И разгадка этой главной тайной поможет нам понять не только жизнь Бродского, но и наше время.
В СССР за Бродским почти всё время пристально следил Комитет государственного безопасности. В особенности после того, как во время поездки в Самарканд в декабре 1960 года Бродский и его друг, бывший лётчик Олег Шахматов, говорили о планах захватить самолёт для бегства за границу. 29 января 1961 года Бродский был задержан, двое суток просидел в изоляторе КГБ, но был освобождён.
Бродскому, по его собственным словам, «Гранд Мезон» (так они называли КГБ) предлагал «стучать» на друзей, и за это его бы печатали на финской бумаге. Однако Иосиф «стучать» отказался.
КГБ знал почти всё о планах и действиях Бродского. «Если бы я появился на улице Пестеля, фасад Эрмитажа сорвался бы и побежал доносить в КГБ», – шутил Иосиф.
Так, может быть, кто-то «стучал» на Бродского?
Этот вопрос я задал близкому другу Иосифа Бродского Якову Гордину.



Collapse )
Новая Русская Литература

ОЛЬГА БЕРГГОЛЬЦ - МУЗА БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

Берггльц_фото

Сорок лет я прожил рядом с улицей, носящей имя Ольги Берггольц. С детства посещал библиотеку, которой теперь присвоено имя известной поэтессы. Признаться, я мало знал о личности Ольги Берггольц, о её творчестве и непростой судьбе. В школе мы читали известные всем стихи, но автор памятных строк, высеченных на гранитной стене Пискарёвского мемориального кладбища, для многих оставался неизвестным.
Последнее время я часто посещаю библиотеку имени Ольги Берггольц. Там устраивают вечера памяти, а мою мать приглашают выступать в клубе «Собеседник». В знак признательности я подарил родной библиотеке свой роман-быль «Странник».
Напротив библиотеки находится Палевский сад. 16 мая, в день рождения Ольги Фёдоровны Берггольц, там был торжественно открыт памятник известной поэтессе, которую ещё называли музой блокадного Ленинграда.



Collapse )
pic#97748477 Себастиан безглаз

Ласточка по имени Адольф Гитлер


Ласточка  по  имени  Адольф  Гитлер



После тьмы холодов, наконец, сняв Thor Steinar - ский свитер,
Понял  я, камераден, зигуя  в  White  Rex  водолазке,
Что тепло к нам, в Россию, приносит - лишь ласточка Гитлер,
А  не  день  Клары  Цеткин, не  Масленицы, и  не Пасхи.


Только  с  ней, наша  чахлая травка - растет, зеленея,
Лишь  с прилетом  её , наше  тусклое солнце - блестит,
Только  с  ней - припекает на  даче, как  в Новой  Гвинее,
Лишь она, с  чумачечей  весною - к  нам  в  сени  летит!


Ты  её  с шашлычком  и  пивасиком, бро, не  встречай - ка,
Встреть  Пробежкой  её, турничком, да протри "Ремингтон",
Наша  ласточка, Гитлер Адольф - не пиндосская чайка,
Не еврейский нью-эйдж наркоман - Джонатан Ливингстон!


За   неё - ветеран  РНЕ  выпьет  "Путинки"  литр,
Для неё - режут чурок мальчишки - скины, что есть силы,
Ведь добро в этот Мордор приносит - лишь ласточка Гитлер,
А  не  сталины, яхве, аллахи, христы  и ярилы...


...Ждёт  Дюймовочка - Русь, о  любви  и  о  воле  мечтая,
Тот, кто орком не стал, тот к эльфийской свободе - готов,
Видишь  там, в  небесах, кружит  ласточек  гордая стая,
Улетай  вместе  с  ними  из  царства  хазарских кротов!


Пусть  к  Священному  Дару её - будет каждый причастен,
Чтобы  песне  беспечной - внимали  душой, как молитве,
После  вечной  зимы, обещая  недолгое  счастье,
К  нам  летит  из Ничто, милосердная  ласточка Гитлер...
pic#97748477 Себастиан безглаз

Рабская доля (Замкнутый круг)

    
        Рабская доля
       (Замкнутый круг)

Выбери  опять  себе  царя,
Жалкая, безмозглая  Россия,
Лоб  себе  разбей  у алтаря,
Пуча  зенки  бурые, косые!

Собери, похмельная,  с  утра,
На Собор - бомжей и наркоманов,
Выбери  опять себе  Петра,
Грозных  и  безжалостных Иванов!

Ну  а  лучше - выбери Орду,
Нового  Батыя - Чингизхана,
Рабский  кнут, намордник  и узду,
И  в  Кремле - Кадырова Рамзана!

Вновь поверь в Аллаха и  Христа,
Докажи - кретинам все возможно,
Если  голова  твоя  пуста -
Значит ты  навеки  безнадежна!

А  потом опять вернись  в Совок,
Сталина  верни  себе, урода,
В  морду издевательский плевок,
Получив  от  "малого"  народа !

По  руинам  городов  и  сел,
Пьяной  гопотой  и  дураками,
Бегаешь  по  кругу, как  осёл,
Долгими, бесцельными  веками...
Дух   Всевышнего  Хаоса

Славянские чудо - рабы



   
               Славянские  чудо - рабы

                (Помолитесь  за   нас... )

 Помолитесь  за   нас... Мы  славянские  чудо - рабы, 
Сотни  лет  нами  правят   нерусские  морды  косые,
Это   нас  здесь  веками  пакуют  в  плохие  гробы,
Ради  "дружбы  народов"  в  Хазарской "Единой  России"

Нас,  как  скот,  убивают  на  бойнях, но  нам - наплевать,
Лишь  бы  только  Россию   спасти, как  от Гитлера - деды,
Будет  надо - себя  мы, без  счета,  положим   опять,
На  алтарь, несомненно, "великой"  и  "нашей"  победы!

Чужеземец  наивный, не  стоит  испытывать  нас!
Не пытайся  избавить наш  род  от  любимой  напасти,
Мы,  как  верные  зомби - любой  выполняем  приказ,
Убивающей  нас, но  родной, а  не  вражеской  власти!

Пусть мы  все  здесь умрём, но другой - не желаем  судьбы!
Лишь бы  только Руси  Православной на карте маячило  Имя,
Помолитесь  за  нас...  Мы - славянские   чудо - рабы,
Нам  комфортно  в  рабах.  Мы  навеки  останемся   ими...

Сказка для взрослых

НОВЫЙ ЦАРЬ

Всем известно на Руси:
Врать умеют, Бог прости.
Вот и я решил сейчас,
Обмануть вас всех тут всласть.
Про политику ни слова,
Чтоб не стало нам хреново.
Расскажу вам сказку, братцы,
Постараюсь быть я вкратце.

Часть 1.

Годы давние то шли,
Было трудно на Руси:
Хлеба – мало, водки – тоже,
В общем, жить себе дороже,
Старый царь – всему виной
Стало ясно той зимой.
Помрачнел весь двор лихой,
Что привык жить вразнобой.
Собрались бояре вместе,
Принялись гадать на тесте:
Как народ им ублажить?
Чтоб до осени дожить.
Где найти им благодать?
Чтоб самим не проиграть.

Встал боярин круглолицый,
Что хитрее был Лисицы,
Улыбнулся и сказал,
Посмотрев украдкой в зал:
«Царь, наш батюшка, велик,
Но уже давно старик.
Нужен новый государь,
Вот и вся нам тут мораль»

Стало тихо вдруг в светлице,
Будто в древней гробнице.
Воевода против воли
Прикусил губу до крови,
Поп-отец перекрестился,
Будто бес сюда явился,
Лишь купцы не заробели,
Подошли поближе к двери,
Чтобы быстро удалиться
И в мятеж не углубиться

Но Лисица был мастак
Обещать всем много благ
И боярам в тот момент
Рассказал свой аргумент:
«Наш народ всему виной,
Нужен им теперь герой:
Сильный, смелый, молодой,
В общей, новый рулевой.
А иначе очень скоро
Нападет народу свора:
Якобинцы, анархисты
И другие проходимцы
Тянут руки на добро,
Злато, жемчуг, серебро».

Прилетело вдруг из зала
От купца по кличке Сало:
«Не согласен! Что за бред!?
Убежим от всех мы бед,
Побуянит чуть народ,
Только быстро он поймет,
Старый царь хорош собой,
Без него совсем разбой»

«Сразу видно: ты – дурак
Коль высказываешься так!
Ты – еврей и я – еврей
Это – правда, хоть убей,
А евреев на Руси
Грабят первых, гранд мерси».

Помрачнел купец тот час,
Понимая, что от масс,
Нет спасенья за стеной,
Окружавшей дом родной.
А Лисица свой рассказ
Вмиг продолжил без прикрас:
«Снять царя не просто будет,
Наш народ не позабудет,
Как казну разворовали
И погрязли в криминале,
Как имущество за стопку,
Кинул царь боярам в топку.
Что же делать? Как тут быть?
Где спасенье раздобыть?
Выход есть у нас один -
Нужен царь не господин,
А народный уроженец,
Наш, конечно, выдвиженец.
Чтоб народ любил царя,
Не шумел потом он зря,
Надо нам его избрать,
Сразу будет благодать».

Зашумели враз бояре,
Будто овцы на пожаре:
«Это шутка, а ли нет?
Где найти такой предмет,
Чтоб народ заворожить,
То, что надобно внушить».

Гром тут грянул, стекла – в бой,
В воздухе пронесся вой,
Дверь открылась, на пороге
Враг стоял при всем народе.
Змей Тугарин звался он,
На щите блестел дракон,
Меч кровавый на боку -
В назиданье чужаку.

Страх понесся по рядам,
Вмиг затих там шум и гам.
«Тише, тише. Страха – нет.
Он избавит нас от бед,
Станет он врагом великим,
Нападет отрядом диким
На границы государства,
Уведет народ он в рабство.
И тогда прибудет царь,
Новый честный государь,
Отобьет деревни наши,
Коих нет на свете краше,
А Тугарин в тот же час
Убежит скорей от нас».

«Не бесплатно, ясно дело, -
Продолжал Лисица смело. -
Три вагона серебра
Подготовил я вчера,
А теперь и ваш черёд
Оплатить наш, братья, счет.
Чтоб Тугарина призвать,
Надо денег нам собрать!»

Зашумели вновь бояре,
Словно бабы на базаре,
Забывая в тот же миг,
Что царя остался лик
Неизвестным им пока
И ошибка так близка…
Только старый Генерал,
Видно сам давно мечтал,
Стать царем вся Руси,
У Лисицы вдруг спроси:
«Ты нам мозги тут не парь!
Отвечай, кто государь?!»

«На примете есть один,
Не боярин, мещанин.
Капитаном был лихим,
Да воякой не плохим,
При дворе теперь завхоз,
Ванька Серый Длиннонос».

«Ваньку Серого – царем?
Мы от смеха все помрем.
Туг - на ухо, крив - на глаз,
Подцепил полно зараз,
Голос - тихий, тембр – слаб,
В общем, хиленький масштаб».

«Не скажите, это ж в плюс
Заключить такой союз.
Ванька Серый – лучший царь,
Потому, что он – глухарь.
Будем мы страной рулить,
А ему позволим жить
В белокаменном Кремле,
Пить и есть на хрустале»

Долго думали бояре
О таком вот экземпляре,
О народе, о темнице,
О счетах, что заграницей
И решили под конец,
Что Лисица молодец.
Лучше денег часть отдать,
Чем с народом воевать.

А Лисица сам не промах,
На таких больших объемах
Свой процент успел урвать,
Наварить вагонов пять.
На охрану, на банкет
Отщипнул чуток монет,
На покупку снаряженья
Он добился повышенья,
Плюс накапало деньжат
От Тугарина откат.

Продолжение следует