Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

j01
  • uvova

В столице зреет карантин

В столице зреет карантин
Здесь скоро будут смерть и слёзы
А я купил смуглянке розы
И в хуй залил мирамистин
В столице зреет карантин

В столице бизнес лёг под нож
Закрыты бары, дискотеки
А нам всё похуй, мы за ЗОЖ
За сексуальные утехи
В столице бизнес лёг под нож

В столице старикам — тюрьма
Они попали в зону риска
Какая у смуглянки «киска»
И грудь объёмная весьма
В столице старикам — тюрьма

В столицу стянуты войска
В домах забиты кладовые
А мы накуримся травы — Е!
И снова наша жизнь легка!
В столицу стянуты войска

Collapse )

#коронавирус
на сцене

Коронавирус

Из дома выйду как-то утром, по росе,
Людей на улице не слышно и не видно,
Зато коронавирус прет во всей красе
Навстречу мне и скалится ехидно.
Мол, я тебя сейчас как заражу,
И ты умрешь, ведь я страшней, чем корь,
Ему в ответ неспешно так скажу:
- Послушай-ка, неведомая хворь,
Ты думаешь, чего я спозаранку
Проснулся, чтоб скорей из дома смыться?
Я пережил космическую пьянку,
И мне необходимо похмелиться.
А вирус ты иль насморк мутагенный,
Мне с бодуна категорически начхать,
Мой пульс, как ток в розетке, переменный,
И это дело нужно как-то размыкать.
Коронавирус взглянет сквозь меня
Разрезом глаз своих неимоверно узких -
Какая ж несусветная херня
Свои бактерии расходовать на русских.
И побредет понурый и смурной,
Кляня свою безрадостную долю,
Ошибшийся в расчетах и страной,
В чистую проигравший алкоголю.

Медпросвет - проституция и ВИЧ

Хочу я всё иметь и сразу,
Нет сил копить годАми, жалко лет,
Что на работе тяжкой все сгорают раз за разом,
Хочу я жить сейчас не хуже всех людей.

Достойна я и лучшей доли,
Чем в жарком цехе шумном день за днем сидеть,
Красивей многих я ровестниц и в любови,
Ты в небо наслаждения со мной
на крыльх сможешь
сразу улететь.

Я псевдоним придумала - Альбина,
И симку левую нашла с большим трудом,
Квартиру в центре на посуточно забила,
В контакте написала - Я твоя, звони скорей дружок!

Фонтаном хлынул гадких извращенцев
Поток насилья, похоти, вранья,
Подумать не могла - седых волос степенность,
В солидных стариках спускалась постепенно до нуля.

Семейный, многодетный господин,
Что в жизни весь в почёте и ценим,
Со мною был как зверь без всех личин,
Одной лишь извращений страстию томим.

Чувств никаких не знала никогда,
К клиентам дорогим, с кем улыбалась и спала.
Станок для секса, тренажёр похабного ума,
И мерзость всех фантазий воплотить для них
с успехом несомненным
я могла.

Имела всё я за короткий срок -
Айфон за тысяч сто и шубки и манто,
И ела в ресторанах дорогих, лангустов редкостных,
Омаров чудных, трЮфелей смешных.

Души лишь пустота изгрызла и сожгла,
Всё светлое, что было в ней хорошего всегда.
Теперь я камень хладный и гранит,
И сердце девы дьявол у себя теперь хранит.

Как молния при ясном небе новость болью
жгучей обожгла -
ВИЧ положительный анализ врач нахмурясь
утром принесла,
Плод сладкой жизни, пошлой и пустой,
Диагноз страшный, смертный, роковой.

Полет над городом

Вновь ветер промчится и белым туманом
Накроет… и улицы тихо замрут.
Над городом сердце терять не устану
В звучании легких просторных минут.

Свет ярче, когда словно вольною птицей,
За облако белых бескрайних дорог
Лечу… чтоб писать на открытой странице
Мечту из лучистых и ласковых строк.

А солнце в закате… меняются краски,
И ветер с душою летит к небесам.
Меняются лица, меняются маски -
Как много читается в них по глазам.

Мечта – как искра в моем маленьком сердце
Как звездочка в небе среди темноты
И сила ее, открывает нам дверцы
В мир чувств, наполняющий души и сны.

10.01.2013
сфинкс, сфинка, я
  • swinkin

С неба падает горох...

с неба падает горох
или это пули? ох!
ох... как больно слышать это
пролетело лето
пролетела жизнь уже
на девятом этаже
в боли, в счастье, в барстве
в тридевятом царстве
в тридевятом царстве... ох!
нежный голос, мягкий мох
и на белых простынях
дева просто "ах!"
ах... как хочется летать
но пуста давно кровать
за забором бродят кони
холодает, вроде
вроде, средства хороши
но пропал кусок души
не найти прививки
даже белой нитки
да пришить, не отпускать
ляжет сердце на кровать
скажет: "всё в порядке...
поиграем в прятки?"

(с) Павел Черников, 23.08.2011
vbkfi

"Обращение к Хроносу"

У меня аллергия на летаргию, имя «мария»,
анестезию и ностальгию, но сталь и тление
одинаково ищут забвения.
А ты забавляешься временем, -
стрелки часов расставляешь, как хочешь;
хохочешь, когда я, спотыкаясь, тихо ругаясь матом,
не успеваю раскаяться. Чертов оратор – немой.
За закатом тикают строчки ударами ямбов,
травма за травмой, зашивай на живую.
Стрелку, другую пинком ускоряй, или играй:
так, тик и так, тик, так и так…
Сердце не в такт, сбивается голос...
Вспомни про тормоз, испорченный Хронос.


© Copyright: Альтера Парс, 2011
Свидетельство о публикации №11104155652
послушать видео и аудио исполнение стихов:
http://vkontakte.ru/pars_poetry
alex_stone

(no subject)

Детка, остынь – сядь в сторонке и отдохни; хватит драться – костяшки не успевают
заживать; да, жизнь бывает на вкус стрихнин – так ведь всё-таки не убивает; ну, давай - полной грудью сейчас вздохни, воздух мартовский согревает.
Да, эта девочка въелась под кожу так, что не выйдет без ампутаций, но ведь стих подойдет тебе вместо жгута, нужно просто сейчас собраться – и отсечь всё лишнее, лишь тогда с этой хворью получится разобраться.

Да, конечно, бывает страшно, ну а кому
не бывает – таких давно уже не встречалось;
если жить столько времени одному –
то любое сердце давно б скончалось;
но любовь, малыш, это всё-таки не хомут,
как бы она, ладони свивая в жгут,
у тебя на шее тоненькой не качалась.

Ну, иди вперёд, нападай весной – и не важно какое здесь время года; будь мужчиной, пожалуйста, и не ной – накрывает девятым валом, шальной волной, тонет мир под крышкою небосвода, после каждой любви – ты как будто Ной, ты выходишь на берег, весь мир – иной: пустота, тишина, свобода.
После каждой любви наступает страх – всё, приплыли, кому ты нужен? Детка, слушай, какой тут крах?! Океан отступит, оставив лужи, из ковчега сердца на всех парах жизнь вываливает наружу –
заново изобретает велосипед, обживает пространство и строит планы; да, за этим приходит время для бед – да, твои возвратятся раны, просто с ними придёт и черёд побед – будут новые люди, слова и страны…

Боль – лучший признак того, что жив,
так что радуйся – ты нынче живее многих,
просто выспись – и отправляйся новые рубежи
покорять, а когда на твой дороге
вдруг покажется пропасть, и задрожит
всё нутро, заходясь в тревоге –
притаись тихонечко на межи,
вспоминая простые строки:
«Тот, кто служит ловцом во ржи –
никогда не окажется одиноким».
Кодунья

(no subject)

«Нет, ты мне – совсем не дорогая,
Милые такими не бывают.
Сердце от тоски оберегая,
Зубы сжав, их молча забывают…» (Н. Асеев)

Зубы сжав, тебя я забываю.
Это – просто, проще не бывает!
Проще, чем глоток в жару – напиться,
Или пуля – чтобы застрелиться.

Проще голода, усталости, болезней,
Несомненно проще и полезней!
Номер в телефоне удаляю.
Как хватило сил – не понимаю…

Зубы сжав? Но и молчанье тоже
О тебе молчит…Что же поможет
Позабыть? Не думать? Не мечтать?
От молчанья твоего не умирать?

(no subject)

Ударь меня, слезы рождаясь бегут по щекам.
Я слишком чужая, тебе уже просто не важно.
Лечу вниз по склону с тех пор как споткнулась однажды,
Глаза закрывая и кутая плечи в обман.

Стряхни, прогони надоедливый пух с тополей.
Ведь легче забыть, потерять во тьме жизненных трещин,
Не самую чуткую, близкую в мире из женщин,
А странную даму, живущую в мире теней.


Унизив, забудь. Улыбнись чьим-то синим глазам.
Я слишком измучена чтобы шептать оправданья.
"Прощай" напиши там где раньше писал "до свиданья",
Шаг сделав вперед,наступая на жизненный хлам.


Да,мальчик,бывает,приснился неправильный сон-
Как ты меня гладил,так нежно касаясь волос.
Да, в этой истории привкус прощаний и слез,
Но сон уж закончен, и сгинет, исполнив поклон.


Ударь меня, сильно, до красных полос на щеках.
Я слишком чужая, тебе уже просто не важно.
Слегка пошатнувшись потонет кораблик бумажный,
Чернила растают, любовь захлебнется в волнах.
ллл

(no subject)

 

Не люблю прощаться с теми, кто так дорог,

И бесшумно закрываю за собой дождем умытое окно.

Красный свет зажгли ночные светофоры,

На него лечу скорее, чтоб отправить душу в ад, а плоть – на дно.

 

Постовые командиры мне укроют

плечи нежно целлофаном, и замок оставит поцелуй на лбу.

Нечисть дружно соберется хороводом,

и пойдет душа плясать, ликуя от гостеприимности в аду.

 

Не зайду к вам на свои поминки, только

передам во сне, что мне гореть не больно, мук прекрасней в мире нет.

Языки огня щекочут, как ребенка,

Мой блаженный дух. И этот ад цветущим раем будто мне.