Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

  • ursp

Фотография

Не плачь ночами, знай, что в каменной пустыне,
О каждом без тебя прошедшем дне скорбя,
Обет дыхания храня – среди русалок,
Живёт тебе лишь верный, только твой аскет.
И пусть – погибнет мир, альков блудниц остынет –
Он вспомнит только вспышку света, в ней – тебя:
Воздушный поцелуй, летящий через залу,
Твой взгляд – в моём, твоя рука – моей руке…


Стерильный Крым от поцелуя пал и – спятил,
В его глазах – соцветия летальных пятен…

Не плачь ночами, помни эту вспышку света,
Держи перед собой, как будто киноряд,
И ты поймёшь, какое Нечто нас связало,
Что это – Чудо в озорном своём пике,
Ведь на Земле есть тот, кто тоже помнит это,
И тоже – только это, столько лет подряд:
Воздушный поцелуй – украдкой – через залу,
Твой взгляд – в моём, твоя рука – в моей руке…


Озоновый мираж, таксиста бред – изряден…
В кургане забытья – нейронов косы, пряди…

Не плачь, пусть – по спиралям всех чудес движенье,
Пусть Всё – уже случилось, Жизнь – произошла,
Не забывай того, с кем вместе оказалась
Ты в этой вспышке света, помни, где и с кем –
Он до сих пор придумывает продолженье
Того, что видит он, над чем бессильна мгла:
Воздушный поцелуй, насквозь пронзивший залу,
Твои глаза, твоя рука – в его руке…


Оазис памяти в беспамятства ГУЛАГе,
Букет фотонов в беспросветном саркофаге…
poisonred

Научи меня лгать напрямик, в глаза...


Научи меня лгать напрямик, в глаза, словно бисер горстями швырять в толпу. Каждый путь мой, отмеченный черным путь, упирается в очередной вокзал. Каждый путь мой уводит за горизонт обещанием дюжины новых ран. Я - больное дитя сетевых пространств, коренной обитатель горячих зон. Я могу вырываться струной из рук или страх одиночества усмирить. Если ты позовешь - я приду на крик и рассыплюсь на атомы поутру. Я умею бесстыдно рубить сплеча и поддерживать пламя в чужих сердцах. Я бы стерла тоску с твоего лица... Только кто же разделит _мою_ печаль? Я устала заглядывать за края. Я устала сжигать за собой мосты. Новый день начинается с пустоты и кончается жаждой небытия. Мне завещаны ветер и два крыла. Мне проложена встречная полоса. Научи меня лгать напрямик, в глаза...
...или лучше не спрашивай про дела.

Дух   Всевышнего  Хаоса

Чёрное Солнце


Чёрное  Солнце

Плывёт  человечества   труп,
Туда, где в нейтронном колодце,
Как адский  чудовищный спрут
Пульсирует  Чёрное   Солнце

Вновь  маги в Иные  миры
Задействуют  арки  порталов,
Дыхание Черной  дыры
Усилит  эффект ритуалов!

Энергии  тёмной   река
В глубинах массивного шара,
В ней Избранным - жизни века,
А  прочим - Возмездия  кара!

Лишь Верным  достанется Трон -
Божественной  Расы питомцам,
Не ты , человечий  планктон,
Возлюбленный  Чёрного  Солнца!

Вся жизнь твоя - серая  хмарь,
Шлёт Матрица в разум сигналы,
Что видишь ты,  жалкая  тварь,
Смотря  вечерком  сериалы?

Средь ночи - тревожная  мысль,
Кольнёт тебя  в страшном вопросе:
Зачем ты здесь, видящий смысл,
Лишь в ебле, жратве и баблосе?

И выйдя  отлить  в туалет,
Ты  выглянешь  сонно в оконце,
А мира  за  окнами  нет -
Лишь крутится  Чёрное  Солнце...
 


Родион Лонга. Стихи.

По вечерам ты сидела за компьютером
Занималась переустановкой личностей, писала письма.
Я готовил холодный чай с горячими бутер-
бродами (вполне себе в духе постэгоизма)

Мы пытались изучать теорию больших чисел,
Бросить друг друга по книжкам Алена Кара,
А если взглянуть на прошлое, то я от тебя зависел
Не больше, чем ты того допускала.

В те времена каждому второму хотелось
Стать космонавтом, или продавать косметику. В пределах улицы -
Завести привычку, например: пойти на большой теннис
И не вернуться...

* * *

В твой город почты не шлют и не
Летают птицы, оборван кабель.
И снег проступает на пятерне
Руки протянутой к свету Каббал.
За годом - год, за столетием - быт
Святая святых и то не верится,
Как будто топот двухста копыт
Утих и осталось стучание сердца.
Вторые стуки идут подряд,
Так мир возрождает свои контрасты
Когда без сна, то чему-то рад
И в продолжение - детка, здравствуй.
С новым две тысячи, т.е. - да,
Поздравить спешу, побритый, твёрдый,
И голос шевелит собой уста,
Как ветер шевелит штанины мертвых.

* * *

улица. Остановившейся мимикой
выжженный профиль ключа.
здесь и прощаемся шепотом. Милая
чувство шестого плеча
мне подари. И на щеки рассыпется
горьких молекул икра.
прошлое выбродит с потом и птицами
в осень-пятнадцать утра...
все равно сколько не сделано - с тела не
спросишь, доколе жива.
точно в гробу между тонкими стенами
строки слагая по швам,
знаешь, вдали - за каштанами, пальмами
пулями из камышей
сны пролетят над районами спальными,
целясь в пустую мишень…

* * *

Ты со мной напоследок не пей. Помни,
За углом наступает конец света,
Как забитый гвоздь отпускает корни,
Ты целуешь меня в оголтелый ветер.
Этот звук унесут каблуки в транспорт,
Будем резать кабели, прыгать с банджи.
Я стою трезвый, говорю - "разве?",
И приходит мир на войну раньше.
Это лирика, брюс. Напоследок - письма,
Замерзать душе, догорать путевкам.
Я любил тебя. И через эту призму
Наступала ночь, ты брела в потемках,
Как сказал бы один из двоих Джозеф, -
Левой грудью склонялась кормить волка,
И глаза трепыхались, цедя слёзы,
Точно губы полощут глоток водки...
  • Current Mood
    cheerful cheerful