Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

“oh, boss-sun!”

жил был ёж;
ёж был неуязвим;
как его ни положь,
шаром иглы расставлены им.

тише вод, ниже трав
брёл ёж лесом, почти не дыша,
глаз совы избежав,
весь описан был исподтишка:

«Ёж!» — прохвостка лиса,
не имея в когтях совьих сил,
игл острых из-за
раскусила ежа, искусив;

приоткрыл душу чуть,
словно смерть не таилась окрест,
как клыки впились в грудь;
вмиг распяла ежа лисья лесть.

(вот и русский язык,
софьи власьевны вынесший гнёт,
мудрость зверя постиг:
хищник — хитрый: расправит, сожрёт…)
на сцене

O tempora! O mores!

Вот раньше были времена:
Случился, скажем, инцидент -
По морде настучал сполна -
И всё! Вопросов нет как нет!

А нынче все как будто ссут
Мужской кровавой драки -
Чуть что - грозят отдать под суд
И брешут как собаки.

Я как-то с хамом закусился,
Рукой суровый сделал взмах,
А мой обидчик тут же слился,
Но тотчас "выплыл" в соцсетях.

И стал там выражаться скверно,
Угрозы сыпать в адрес мой,
И осмелел в конец безмерно,
А сам из дома ни ногой.

Я точно знаю, что кулак -
Не всякий раз больнее слов,
Но по-другому коль никак,
На мордобой всегда готов!

Стихи Кшиштофа Бачинского:

Оригинал взят у m2kozhemyakin в Стихи Кшиштофа Бачинского:

Кшиштоф Камиль Бачинский (1921-1944), польский поэт, активный участник антифашистского Сопротивления, погиб во время Варшавского восстания 1944 г.
(О жизни, борьбе, любви и смерти Кшиштофа Бачинского подробнее)

МОЛИТВА (I)

Плетями — руки, бденья — прахом!
И что могу под этим небом,
где черен дым и глухи орды
гонимых голодом и страхом?
Не утолен ни сном, ни хлебом
и брошен Господом, как мертвый, —
что я могу под этим небом?

Не именуй по-человечьи:
мне очи выело позором,
и зло горит на мне печатью,
а мир не садом дышит — мором,
и плаха ждет, а не объятье.

Не именуй, но в Божьем слове
сомкни уста мои, даруя
хоть песню, чтоб не гробовую,
хоть шлем, чтобы не залит кровью.
Не пресвятивши в адской печи,
не именуй по-человечьи.

Лиши плетей, что камень ранят,
и прежде чем нездешней силой
сдерешь песок, приросший к векам, —
чтоб не чернеть лицу могилой,
когда оно в Тебе предстанет,
дай хоть погибнуть человеком!

Июль 1942
Перевод Бориса Дубина
Collapse )
МКС

Виктор Санчук (Нью-Йорк) - "Кипарисовый Ларец" (№ 8, 1997)

                  1983

                                             Алисе Целковой

Приди из прошлого. Когда-нибудь
в каморку дня шагни из Зазеркалья,
из той страны, где серебро и ртуть,
еще не загустев, стеной не стали.
И потому, откуда б ни смотреть,
взгляд не вернется памятью напрасной:
есть только жизнь, а дальше – просто смерть.
И мы на пару этому причастны.

Там отсветы не рушатся из мглы
на годы, как нарушенная клятва, –
на двух замкнувшихся миров углы, –
на два катрена, множенные на два.
Там есть близнец для каждого числа.
Из прошлого в оконницу печалей
шагни. Ещё я верю в чудеса:
нам восемь лет. И жизнь ещё в начале.

                        Виктор Санчук
обзор

Открытое письмо

Я вас обязан известить,

Что не дошло до адресата

Письмо, что в ящик опустить

Не постыдились вы когда- то.

Ваш муж не получил письма,

Он не был ранен словом пошлым,

Не вздрогнул, не сошёл с ума,

Не проклял всё, что было в прошлом.

Collapse )

Лети-лети, лепесток

Лети-лети, лепесток

Лети-лети, лепесток, - говорила она, - лети
Сквозь бури и грозы, встающие на пути
Сквозь снег и туман, которые я не смогла пройти
(Все врут, что бессилие превозмогается чувством долга)

Лети над землей, отыщи в небесах рассвет
Мне нужно согреться, а спичек на кухне нет
От дома остался лишь тощий больной скелет...
Три месяца без тепла - это, знаешь ли, слишком долго.

Лети, лепесток, - говорила она, - на восток
Из истин избитых себе составляй итог:
Жизнь - это, наверняка, переменный ток
Ну а смерть, в этом случае... Смерть - отключение света.

Ты можешь лететь, так лети хоть куда-нибудь
Лучше наверх - там вернее отыщешь путь
И если ты сможешь ни разу в пути не свернуть
То, может, однажды станешь десятой планетой.

Лети, - заклинала, - возвращайся лишь, сделав круг
Ты будешь мне брат, будешь мне лучший друг
Будешь мне свет и лекарство от всех недуг
Будешь мне вместо неба и вместо солнца.

Лети, лепесток, но, прошу тебя, возвращайся.
Ты, как и я - неустанный искатель счастья
Но не оставляй меня одну в этом мире, сжалься -
Может, ты будешь единственным, кто вернется...

© Алексей Абраменко

Золотая Рыбка

Там, где волны соленые лижут
Лед весенний, на лесу в натяг
Я ловил фиолетово-рыжих,
Переливчатых дивных наваг.

И поклевку, упругую, в руку,
И на льду неуемную прыть,
И конечно,томленую с луком.
Мне уже никогда не забыть.

Как блестели на солнце мормышки!
В сизой дымке оранжевый шар
Был велик, но не ярок. Не слишком.
И знакомый по леске удар

Бил куда-то несильно, но твердо,
В место то, что в тебе и нигде,
И знакомая рыжая морда
Возникала в холодной воде.

Пела леса как старая скрипка
Свой мотивчик, короткий, простой,
Что вот эта красавица рыбка
Может быть, и была Золотой.
Дух   Всевышнего  Хаоса

Муамар в Кадафе

  Муамар   в   Кадафе


В  Стране  из  Снов - оранжевое  лето,
Купается  в   фонтанах   черных   струй,
Средь  блеска  золоченых  эполетов,
Цвёл   Брежнева   горячий  поцелуй...

Струились  кудри  смолью  над  висками,
В    шатре  смеялась   Звездная  Иштар,
Но  Смерть  укрыла  знойными  песками,
И   Сирт,  и  Селефаис,  и  Ультар...

Костями  проступал  сквозь жидкий мрамор,
Из   оникса    зловещий   кенотаф,
В мир Лэнг - сомнамбулический  Муамар,
Как  Тень,  вошел  в  Неведомый  Кадаф...

А   смех  гиен  - все призрачней  и  тише,
Галера  мглы   приблизилась  к  Луне,
Полковнику  из  Бездны   что - то  пишет,
Ползучий   Хаос,  Шепчущий  во  Тьме...
фиолетовый

Мор. Братья Стаматины

Пролог. Несбывшееся

Девочка Кира

Эспе-Инун

Инквизитор

Младший брат, как всякий творец, - он почти бессмертен,
не боится темных улиц и подворотен,
как он синеглаз, улыбчив и беззаботен
в этом захолустье, в чумной круговерти,
в этом темном омуте, где тихо смеются черти.
Если скажут, что он гениальный художник, то вы не верьте.
Он когда-то был им. А нынче уже не годен.

Старший брат идет по улице, руки в карманах,
осенью так резок,
назойлив ветер.
Старшего не любит никто почти на планете,
только младший брат
и почему-то дети,
бегают, смеются - "Дядь Андрюша, хочешь конфету?".
У него глаза усталого наркомана
и еще на поясе два пистолета.

Их обоих молва не любит, боятся люди
фантазеры всегда по другую сторону зла.

Говорят, что младший когда-то придумал чудо
на которое даже смерть только глянула -
и ушла.

А у младшего руки все тоньше, тоньше,
все заметнее, какой он бледный, уставший, тощий,
он глядит в осеннее небо, как из-под толщи
прошлогоднего льда:
"Ну бери меня, ну бери,
только чудо мое не трогай,
присмотри за ним, присмотри,
ведь любая мечта сбывается там, внутри,
там играют дети, там вечно заря горит..."
И отсчитыват мгновения:
Раз.
Два.
Три.

И мгновения вытекают, словно иприт.

Старший бегает, ищет, где бы добыть лекарства,
может быть заколдованную настойку,
может, таблетки,
чтобы этот чудак увидел весной акации,
чтоб дожил и не расплескался,
чтоб увидел степную траву и сирени ветки.

Говорят, что тот, кто смерть повидать успел,
кто стоял среди черных орудий и мертвых тел,
у кого стекала по пальцам кровь -
мол, и жизнь он видит яснее, словно прозрел,
говорят, что Каин был земледел,
а Авель резал коров.

Но еще говорят, что в мире
места нет чудесам,
если душу туда источил, то виновен сам,
Говорят, что чудо - это источник бед
и должно быть истреблено:
огонь,
динамит.
Младший брат улыбается небу вслед:
он второго такого не сочинит.

Старший брат берет пистолет.

Говорят, что тот, кто ближе ходил со смертью,
будет сторожем младшему в черной земной круговерти,
и прикроет,
и сохранит...

"Ходит покойничек да по миру, ищет покойничек мертвее себя"

И колонка и воронка и тяжёлый молоток
Ты убей меня бурёнка и отрежь мой длинный рог
А пока ты будешь гордо пить мой красный пунш
Ты услышишь мой последний самый жадный жалкий вунш.

Золочёными зубами ты пройдись по мне коза
И найди мне плоский локоть для крутого языка
На зелёненькой, на травке ты залей в меня компот
И шершавою бумажкой ты заполни мой роток.

Вот и смерть моя, дружище,
Вот мой мятый лапсердак.
Вот линяющий кофтан
И дырявый карнавал.
Вот дымят, дымят заводы
Вот поют, кричат глисты
Вот чернеющие воды
Вот упавшие мосты


"Ходит покойничек да по миру, ищет покойничек мертвее себя"-древнеславянский заговор на смерть